Суздаль « Новости Суздаля « 2016 « Май


ЮЛИЙ КИМ: «Суздаль заслуживает более глубокого и долгого знакомства»

Юрий Белов /


Юлий Ким – известнейший в нашей стране автор и исполнитель собственных песен, или бард, из ныне живущих. То есть поэт, композитор, лауреат литературных и музыкальных премий. Большое место в творческой жизни Ю.Кима занимает кинематограф. Сочинённые им песни звучат как минимум в 50-ти художественных и мультипликационных фильмах. Иногда он создавал их в соавторстве с такими композиторами, как Геннадий Гладков, Владимир Дашкевич, Алексей Рыбников.

Ну кто не слышал задорную песенку с такими словами: «Белеет мой парус такой одинокий на фоне стальных кораблей» в исполнении Остапа Бендера (Андрей Миронов, телефильм «12 стульев»)?
Чаще, однако, этот разносторонне талантливый человек творит и выступает перед публикой в одиночестве, или с верной подругой – гитарой. Из всемирной паутины я узнал, что Ю.Ким начал писать стихи и исполнять их, аккомпанируя себе на семиструнной гитаре с особым «цыганским» строем, в 1956 году. Таким образом, в этом году можно отметить 60-летие бардовской деятельности, а еще 80-летие со дня рождения Юлия Черсановича Кима (23 декабря).

Мне повезло: во время работы в Суздале XXI российского открытого фестиваля анимационного кино (вторая половина марта) я попал на концерт двух бардов С.Никитина и Ю.Кима, начавшийся за полночь и кончившийся в 2 часа ночи, а днём этого же дня в гостиничном номере туристского центра побеседовать с знаменитым гостем из Москвы. Юлий Черсанович вернулся с прогулки по исторической части города. Поэтому мне захотелось узнать о впечатлениях.

- Ну как вы сегодня день-то провели? Общались с Суздалем?

- Да. Сегодня с небольшой кампанией друзей мы навестили Суздаль. Для меня это было первое знакомство с городом. Хотя оно было довольно поверхностным, я получил огромное впечатление и сделал для себя открытие: Суздальская земля и город заслуживают более глубокого и долгого знакомства, более пристального, и лучше всего летом. Хотя зимой тоже здесь хорошо. Спокойно. Было солнышко, сверкал снег и небо было голубым и был тот морозец, который я давно уже не испытывал. Так что всё пришлось одно к одному.

Мы навестили кремль и, соответственно, огромный этот музей – прошли его от и до. Посмотрели на Иорданскую сень, она особенно вызвала моё восхищение. Я никогда в жизни ничего подобного не видел, хотя должен сказать, что из всех моих друзей, присутствующих в группе на экскурсии вокруг меня, только я купался в Иордане настоящем – реке, да. Поскольку я бываю в Израиле нередко, и там естественно грех не искупаться в Иордане, который там течёт. Уж я не говорю о посещении тамошних храмов, в том числе и православных, включая и тот греческий храм, в котором я крестился. Так что я получил крещение поздно очень, но получил его; и это было в старом городе Иерусалиме. Отец Александр меня окрестил 6 лет тому назад. Было такое событие в моей жизни.

Так что я это всё вспомнил разом, когда посмотрел на Иорданскую сень. Но еще , конечно, я вспомнил свои купания крещенские. Бывало со мной такое в России. Сейчас я уж не помню где, но помню, что да (смеётся). Одно такое крещенское купание у меня было на Камчатке, где я работал преподавателем после окончания института. Там посёлок находится на косе, которая хорошо выдаётся в море, и поэтому там прибой бывает либо с одной стороны, либо с другой. И вот зимой бывали такие спокойные дни – тихие, когда по отливу обнажался берег, хотя он весь был в наледях и снегу, отлив обнажал отливную полосу берега и показывался такой широкий слой, широкая полоса вулканического песка убитого приливной волной и штормами до асфальтной твёрдости. Там во время отлива на мотоциклах спокойное ездят по этому песку как по твёрдой дороге, почти не оставляя следов.

И вот в те редкие безветренные дни мы иногда купались, в том числе и зимой. И это было вовсе не в результате употребления спиртных напитков, а от чистой души. Мы с учителем физкультуры устраивали такие «крещения», представляя, что такое погружаться в ледяную купель.

Но это, конечно, не сопровождалось обрядом религиозным, нет. А просто, я говорю, пришлось испытать и такое в своё время, от личного желания, конечно.

Вот. Но в Суздале эта Иорданская сень произвела на меня очень сильное впечатление. И затем еще зал иконной живописи - эти редкие и очень красивые произведения, которые делали в разные времена мастера русской иконописи.

Всё мы осматривали без экскурсовода, но потом экскурсовод объявился, поскольку когда мы вышли из музея на улицу, тут же стоял огромный французский першерон по имени Петя. Он был запряжен в такую нарядную бричку или тележку, куда мы немедленно уселись вчетвером. Нас было четверо, и водитель Юра, не переставая начал нам рассказывать о Суздале – целый час нас катал вокруг да около, и от него мы многое чего узнали. Не думаю, что он имел специальное образование, может быть и сам натаскался, прошел какие-то курсы, но говорил он беспрерывно и интересно о Суздале и его улицах.

Я всем говорю, что знаю единственный город, небольшой, где есть 33 храма, но когда он сказал, что в Суздале их 50 с лишним, приблизительно на 20 или 30 тысяч жителей, то я понял, что Суздаль выиграл. А я-то имел в виду свой Боровск, рядом с которым я жил довольно долго и естественно его навещал. В Боровске 33 храма, это очень небольшой город, но меньше, правда, Суздаля, но всё равно… И тоже в новейшие времена все они реставрированы. И насколько я знаю, большей частью действующие. За все ручаться не могу. Но здесь, я понимаю тоже почти все храмы действуют, и у каждого свой приход. Но на эту тему я никого не успел расспросить. Так что у меня есть еще запас вопросов по Суздалю, на которые я возможно когда –нибудь найду ответы или прочитаю.

- Юрий Черсанович, знаете что? Я должен уточнить сведения наездника Юрия. В Суздале не 50 церквей, а…33.

- 33?

- Да. 30 каменных и 3 деревянных.

-Смотрите: прямо как в Боровске! А народу сколько проживает?

- Около 10,5 тысяч. Интересно, что до 1917 года в Суздале числилось 25 приходов. И каждый приход имел по две церкви: одну летнюю (холодную) большую, а вторую зимнюю (тёплую), которая отапливалась печами, и обязательно была колокольня. Получается, что в маленьком городе было 50 церквей. Но при советской власти некоторые из них были разрушены.

- Спасибо за уточнение.

- А храм с голубыми куполами, Рождественский собор, вы тоже посмотрели?

- Да. Но внутрь не успели зайти.

- А в монастырях, хотя бы в одном?

- Нет. Кроме музея мы больше не были нигде. Не успевали уже. Потому что к тому времени мы успели проголодаться. Навестили хорошее заведение, которое называется «Квасная изба», нам возница Юрий посоветовал. О, какая это замечательная изба! Вкусная еда. А какие виды открываются из окон! Мы поехали в город по своему почину, без экскурсовода. Вызвали такси. Когда машина остановилась перед нами и таксист открыл нам двери, мы сели и важно сказали: «В кремль!» (смеётся). И кремль мы обошли вдоль и поперёк. После прогулки, по дороге мы спросили Юрия, где повкуснее можно пообедать, он сказал: «Пожалуй, «Квасная изба».

- Это кафе находится на так называемой Ивановой горе. Это историческое название. Оно связано с народными гуляниями, которые устраивались здесь много веков назад на праздник Ивана Купалы.

- Я слышал, что в Суздале есть еще и Красная горка!

- Да. Она находится по другую сторону от кремля. Это всё связано с языческими временами. Христианство насаждалось позднее.

- Мы не жалеем, что посмотрели только кремль и часть заречной стороны. Конечно, информации мы могли бы получить больше, если бы был экскурсовод-профессионал. Но с другой стороны, когда делаешь прогулку сам, сам суешь нос во все лавочки и не бегаешь, боясь отстать от группы, то впечатлений больше получаешь. В этом преимущество.

- Скажите, пожалуйста, неужели вы в Суздале впервые оказались?

- Я был в Суздале раньше, но я ничего не запомнил, потому что это было проездом.

- А как вы попали на фестиваль анимационного кино? Кто вас пригласил?

- Меня штаб пригласил. У меня много знакомых в этих кругах. Даже не помню, кто именно был инициатором. А среди приглашенных на фестиваль всегда бывают самые разные люди: артисты и писатели, которые никакого отношения к анимации, казалось бы. Не имеют. Но я, во-первых, имею, потому что в двух картинах я принял участие: «Очень синяя борода» и «Гадкий утёнок». А во-вторых, вообще, если говорить о киноискусстве, то у меня в послужном списке всё-таки 50 фильмов. Так что основания были.

-Большая цифра. Да и Год кино объявлен! Скажите, а какие фильмы, в создании которых вы участвовали, вы могли бы назвать любимыми? Или достойными упоминания.

-Конечно, есть работы, которые мне запомнились особенно. Это работы режиссёра И.Масленникова «Ярославна – королева Франции», в ней я главным образом принял участие, хотя начал я с другой картины – «Гонщики», где снимались Янковский и Евгений Леонов.

- Хорошая картина.

- Как раз в этой картине Леонов поёт небольшую песенку на музыку Владимира Дашковича с моим текстом, и с этим связана анекдотичная история. Дело в том, что Леонов петь-то поёт, а мало кто знает, что у него было полное отсутствие музыкального слуха. И поэтому ушло 17 (!) часов на звукозапись. Столько времени мы добивались чтобы он попал в ноту хотя бы в нескольких местах. И вот из небольших кусочков потихонечку мы склеивали, собирали песенку, которая звучит на экране одну минуту.

Мимо проходил Дмитрий Дмитриевич Шостакович, который послушал и сказал о Евгении Леонове: «Я различаю одну 64-ю тона, но таких нот я не слышал». Но он, как вы знаете, поёт в некоторых других фильмах. Песенку Винни Пуха, например. Правда, если вы помните, он не столько поёт, сколько декламирует. И очень удачно.

Еще я должен сразу назвать пять из шести фильмов Марка Захарова, с которым я принял участие вместе с композитором Геннадием Гладковым; из них три фильма, где было много нашей работы: «Обыкновенное чудо» любим больше всего, а также «12 стульев» и «Дом, который построил Свифт». Можно также назвать «Формулу любви», но там получился казус с песней « Уно моменто», которую всю придумал Гладков, но отказался написать это в титрах, и поэтому всё приписали мне. Каждый раз, когда я аолучаю записку с просьбой «Спойте «Уно моменто», мне приходится разводить руками и рассказывать эту историю.

Затем хорошая работа в фильме «Бумбараш», где мы работали в содружестве с композитором В.Дашкевичем. Неплохо у нас получилось с Алешей Рыбниковым и режиссёром Леонидом Нечаевыми, постановщиком картины «Красная шапочка». Этот фильм такой хороший и запомнился песнями, которые сочинили мы с А.Рыбниковым,их исполняют прекрасные актёры.

- А фильм «Женитьба Бальзаминова» вы видели?

- Я видел, конечно, и помню этот хороший фильм. К этому материалу я тоже имею отношение, но не в кино.

Дело в том, что Островский написал три одноактных пьесы о Бальзаминове, и вот первые две, где он неудачно сватается, терпит неудачу, были поставлены и идут до сих пор в театре «Бенефис» под названием «Сватовство по-московски». И вот для этой постановки мы с Г.Гладковым написали около 20 номеров.

- Я почему упомянул эту картину? Потому что…

- Она снималась здесь. Да, здесь каждый знает об этом и может показать места киносъёмок. Вот Юра как раз показал нам, где Белотелова (Н.Мордюкова) чаи распивала и Вицин плясал.

-Очень хорошую музыку написал Б.Чайковский, выдающийся композитор.

- И картина очень хорошая, долгоиграющая, её время от времени по телевидению показывают, и она кажется свежей.

- Насколько я знаю, вы окончили педагогический институт по специальности история и филология.

- Истфил – так и назывался наш факультет.

- После окончания историей продолжали заниматься?

- Историей? Нет, я не стал историком, архивистом. Я держался самых общих общеобразовательных дисциплин, но в этих рамках почитывал и всякие другие материалы, которые не входят в обязательный учебный список. Так интереснее преподавать. Например, когда я рассказывал историю коллективизации, у меня под рукой был двухтомник, который тогда света не увидел – был запрещен, потому что был слишком правдив. Позднее, уже в новейшие времена, при Хрущеве, он был издан и им пользовались. Это была беспощадная по своей правдивости книга-монография Виктора Петровича Данилова.

- Ваша биография складывалась так, что вы исколесили всю нашу великую страну, где только не бывали…

-Сказать, что я сильно исколесил, не могу. Я вообще-то не такой путешественник, как, скажем, Евг.Евтушенко, дай Бог ему здоровья. Он исколесил земной шар, по-моему, по нескольку раз во все стороны. И это делает ему честь, потому что такого жизнелюбия, такого жадного интереса к жизни и земному шару, его населению, географии я никогда не видел, не встречал. Евгений Александрович в этом плане держит одно из первых мест, среди сочинителей по крайней мере.

Нет, моя список куда скромнее. Ну конечно, Камчатка в нем занимает своё место, поскольку я таи поработал 3,5 года и потом навещал еще 6 раз, последний раз в прошлом году. Правда, уже не там, где я работал, а ближе к Петропавловску. Последние два раза я дальше Петропавловска не ездил, потому что до моего посёлка добраться стало почти невозможно.

- Вы знаете, после окончания Владимирского педагогического института я работал в Магаданской области, а потом служил в армии на Камчатке.

-Замечательно. А в каком месте?

- Дальше на север, там, где Оссора, даже еще выше по карте.

- Так и я где Оссора и еще выше. Может быть, и были по соседству. В какой части были?

- ПВО. Служил в роте охраны. Там несколько частей было. Никакого поселка рядом не было. В увольнение ходить было некуда.

- А, нет. У нас солдаты в нашем клубе всё время околачивались и помогали нам, выступали, принимали участие в художественной самодеятельности. Мы очень с солдатами дружили. Некоторые после демобилизации оставались в поселке, находили себе невест и оседали в нашем поселке. Там был приличный рыбокомбинат, народу проживало около 2 тысяч. Клуб был каменный. Оссора до сих пор остаётся нашим районным центром.

- Вот видите: мир тесен. Но я хотел бы вернуться к теме путешествий. Вы любите путешествовать?

- Когда возникает такая возможность, связанная с гитарой и люди приглашают меня выступать, как например в Суздале Но Суздаль это особый случай. А дело в том, что любителей бардовской песни очень много в России и во многих городах есть клубы любителей этого дела. И когда эти клубы меня приглашают, я охотно еду. Одно время у меня случился «роман» с г.Норильском, это на Таймыре. И вы представляете, я там был и зимой и летом, и не только благодаря гитаре, но и благодаря театру. Там действует свой драматический театр. И вот я там познакомился с главным режиссёром и он поставил несколько моих пьес. Так что я бывал в Норильске и по литературным делам, и запомнил его очень хорошо.

Бывал я и в Красноярске по песенным и драматическим делам, Хабаровске. Вообще Сибирь мне очень нравится. В Иркутске был, Омске. Омску я просто обязан своим первым визитом в Америку, потому что там пошла на сцене моя пьеса под названием «Московские кухни». И Омск обменивался спектаклями с одним из американских театров, точнее американских центров в г. Милвоки. Есть такой город на берегу озера Мичиган. Его называют столицей американской провинции. Такой небольшой городишко миллиона на четыре с небоскрёбами, с очень зажиточным населением. Очень живописный город. Таким образом, я через нашу провинцию попал в американскую, а там пошло и поехало. Я в Америке бывал, наверное, уже раз 8.

- Кто вас научил играть на гитаре и дал первые азы?

- Я расскажу. Но в этом нет ничего интересного. Дело в том, что я взялся за гитару, когда за неё взялось всё мое поколение. Поколение, которое произвело на свет огромное количество бардов. Движение бардов зародилось в Советском Союзе приблизительно в середине 1950-х годов, появились первые имена. Из отцов-основателей, первооткрывателей, а их было несколько, живы до сих пор. Это в первую очередь Дмитрий Сухарев, ему сейчас 86, и Александр Городницкий, ему 84.

- По-моему и А.Галич был одним из первых…

- Нет, Галич и Окуджава зазвучали и стали известны чуть позже этих. Еще можно назвать Г.Шангин-Березовского, М.Анчарова и, конечно, Юрия Визбора. Первые песни, которые Б.Окуджава сочинил и они стали широко известны, это песни1957 года. Выдал сразу целую серию, но она, эта серия, попала на магнитофоны и завертелась и распространилась пятью годами позже. Поэтому Визбор был более известен, чем Окуджава. Я хорошо помню по себе, потому что имя Окуджавы я услышал на магнитофоне в Москве, когда вернулся с Камчатки. Может быть, это было в 1962-м. Уже у меня самого было около 30 песен, которые потом тоже хлынули по всем магнитофонам Советского Союза. Имя Визбора звучало повсюду. Кстати, мы с ним вообще учились в одном институте, и он-то меня и заманил на эту «дорожку».

Это когда я приехал в Москву учиться из глубокой провинции – из Туркменистана. В силу обстоятельств я заканчивал школу в Туркменистане. Я там учился играть на двухрядной гармошке. Гитара дотуда еще не доехала… А здесь она покорила всю молодежь: все играли на гитаре в нашем институте, у всех они были. Все распевали песни – старые, советские, задушевные, особенно довоенные, и … своего сочинения. Имена Сухарева, Визбора были у всех на гитарах, и я просто не хотел отставать от этого всеобщего увлечения.

Первые аккорды мне показала моя тётушка родная. Всего четыре аккорда. Обладая этим «сокровищем», я сочинил свои первые песни, которые только я сейчас и помню, они широко неизвестны; в институте из десятка песен есть только две, которые более-менее стали известны широкой публике потом. Одна из них называется «Рыба-кит», другая – «Губы окаянные». Последняя через 20 лет попала в кино.

А дальше, когда я оказался на Камчатке, я стал сочинять уже целенаправленно, в первый десяток сочинённых в институте, я сочинял лишь из-за того, чтобы не от отстать от моды. Они все были шутливыми, серьёзного смысла я этому сочинительству не придавал.

- И так получилось, что это стало главным делом вашей жизни!

- Да, конечно, и Камчатка виновата в этом в первую очередь, потому что там было две сцены – школьная и клубная, и я занимался художественной самодеятельностью. Отчасти по необходимости, отчасти по душевному влечению сочинял для этого песни. И вот эти первые попытки тут-то и пригодились по-настоящему. И естественно они стали не попытками, а стали внутренней потребностью. И не только внутренней, общественной тоже.

- То есть вы самоучка, самородок, правильно?

Абсолютно, да. Самоучка полный. Но не могу сказать, что самородок. Серьёзного музыкального анализа, я думаю, моя музыка не выдержит. А литературная – выдержит, это да.

- И последний вопрос. Вы были много лет диссидентом, а потом от этого движения отошли. Есть ли диссиденты в наше время? И следите ли вы за этими течениями?

- Безусловно, я посматриваю в эту сторону. И смотрю, конечно, на людей, их судьбы, на тех, кто заявляет свой протест, кто критикует действующую власть. Здесь, пожалуй, вот что нужно сказать. Диссиденство тогдашнее, советское, кончилось при Горбачеве. Кончилось по простой причине: отпала необходимость этим заниматься. Главная цель, если суммировать всё диссиденство (там же много было разнообразных: национальное, религиозное, общественное течения и т.д). Главная цель всех диссидентов одна: свобода слова, короче говоря. Эта свобода при Горбачеве достигла очень высокого уровня, а при Ельцине почти 100%.

Потом во второй половине 1990-х годов и уже при Ельцине появилась такая осторожная цензура не в виде… какой-то комитет занимался политической и идеологической цензурой. Но требовалось по телефонному праву следить за эфиром, следить за языком, особенно, когда пошла Чечня. Уровень свободы слова всё равно очень высок – были такие потрясающие репортажи Политковской, Масюк и многих других.

При Путине политическая цензура появилась, и не только политическая, но появились судебные преследования за политические протесты. Главный пример – позорный, конечно, для этого режима, это процессы на Болотной, когда преследуют, находили этих участников-протестантов 2011, 2012, 2013 годов и возбуждали против них дела и сажали. Действительно появились условия для диссиденства. Они появляются. Но, конечно, уровень свободы слова всё-таки, сравнительно с советскими временами, остаётся очень высоким.

- Благодарю вас за очень интересную беседу. Приедете ли ещё в Суздаль?

- Как Суздаль позовёт, так и приеду. Нет, я не так должен сказать. Нет. Суздалю меня звать не надо. Мне самому надо найти время чтобы приехать сюда в летнее время, остановиться в какой-нибудь гостинице, походить по Суздалю. Где-то с экскурсоводом, где-то без него. Насладиться красотой и покоем.

Юрий БЕЛОВ

При использовании материала ссылка на сайт «Суздаль Онлайн» обязательна.


« Все новости Суздаля

Обсуждение на форуме »



Комментарии

Добавить комментарий

Ваш комментарий может быть первым! =)