Суздаль « История « Суздаль (А.Д. Варганов) « Архитектура суздальского посада в XVIII веке


Архитектура суздальского посада в XVIII веке


Восемнадцатый век в истории архитектуры Суздаля явился самым цветущим, несмотря на то, что первые годы этого столетия для России были тяжелыми вообще и для церковно-строительной деятельности в частности.

Северная война, начатая Петром I, тяжелым бременем легла на плечи трудового народа. Военные походы, организация флота, строительство новой столицы Петербурга требовали огромнойармиилюдей,больших денежных средств.

В 1717 году указом царя каменное строительство в монастырях было запрещено. Кирпичники, каменщики и другие строительные рабочие мобилизовывались на постройку домов в Петербурге, плотники работали на верфи в Воронеже, кузнецы в Москве ковали оружие и т. д. Суздальские монастыри жаловались на уход рабочей силы, всячески саботировали строительство Петербурга, стараясь скрыть профессии своих крестьян.

Разросшийся к этому времени торговый посад и его жители — посадские люди богатели на торговых делах. В то же время они являлись потомственными мастеровыми, а поэтому инициатива строительной деятельности, развернувшейся в Суздале в XVIII веке, принадлежит, безусловно, им. Не случайно поэтому все памятники, относящиеся к XVIII веку, в Суздале сосредоточены на торговом посаде и слободах и построены по заказу посадских торговых людей. В монастырях же памятников XVIII века не находим.

Бурную строительную деятельность, охватившую Суздаль во второй половине XVII века, посадские люди сумели продолжить в XVIII веке. Так, в XVIII веке было построено 28 церквей приходских, создавших исключительный ансамбль центра города. Приходится удивляться тому, что, несмотря на тяжелые первые годы XVIII века, суздальцы сумели построить в то время три каменных здания.

Одним из ранних памятников этого времени является церковь Смоленская на Скучиловой слободе. Правда, строительство ее началось еще в 1695 году, но закончилось в 1707. Церковь хранит в себе архитектурные черты пятиглавых посадских храмов конца XVII века. В ней еще сохраняются старый массивный объем двухсветного центрального куба, пятиглавие, но появляются и новые элементы, начиная от огромного просторного внутреннего помещения, перекрытого высоким сомкнутым сводом, и кончая декоративным карнизом из арочек.

Те декоративные элементы, которые разовьются в пышное оформление фасадов через 20—30 лет, здесь только начинают появляться. Они еще скучны и неуверенны. Карниз не рассчитан в симметрии, кокошники разные по характеру, киот сдвинут на сторону.

Другой памятник этого времени — церковь царя Константина— «строение посадских людей», имеет уже стилистическое направление типично суздальского характера.

Особенно интересны главы, устремленные вверх, красивые подковообразные арочки карниза с введением «поребрика», удлиненные декоративные наличники килевид-ной формы. Все это ново и необычно.

Третий памятник — Входоиерусалимская церковь (когда-то тоже пятиглавая с кокошниками на барабане) имеет главки луковичной удлиненной формы с высоким простым крестом. Любовь к разнообразию и декорировке фасадов приводит оформление карнизной части стен к постановке арочек на консольки. Они не обрезаны сплошным карнизом от гладкого поля стены, а как бы являются ее продолжением.

Кажущаяся на первый взгляд однотипность в построении общих масс: куб, одночастная абсида, пятиглавие отличаются разнообразием декорации фасадов. Это и есть одна из специфических черт, характеризующая манеру суздальских зодчих XVIII века.

Старые, XVII века отдельно стоящие здания, в XVIII веке начинают комбинироваться, складываясь в одно архитектурное целое: таковы Афанасиевская церковь 1720 года, Похвалынская (не дошедшие до нас), Тихвинская.

Особенно интересна по композиции плана и силуэту Козмодамианская церковь 1725 года — характернейший памятник суздальского архитектурного типа. Формы ее просты. Основной прямоугольный небольшой массив храма с одной полукруглой апсидой. С юга к нему примыкает удлиненный теплый придел. С запада, между приделом и храмом, включена колокольня — восьмерик на четверике, завершенная небольшим шатром. Храм, удачно поставленный на высоком берегу реки, живописно вписывается в городской пейзаж. Сооружение рассчитано на обзор издали, а поэтому фасады его лишены каких-либо украшений.

Традиционный тип пятиглавых зданий уступает место одноглавым. Эта мода настолько, видимо, увлекла заказчика и строителей, что некоторые пятиглавые храмы переделывались на одноглавые. Так, Входоиерусалимская, Тихвинская, Благовещенская церкви в Спасском монастыре были завешены в середине XVIII века одной главой вместо пяти.

Введение одноглавия придало силуэту города большую четкость и выразительность. Вечером на фоне светлого неба в насыщенной куполами и главами городской панораме можно опознать любой памятник по четко и ясно выделяющимся характерным для каждого очертания главам и шатрам.

Новизна в построении храмов проявляется не только в декорировке фасадов, но и в завершении колоколен шатрами. Суздальские мастера создали свой тип вогнутого шатра «дудкой». Это обстоятельство было вызвано веяниями стиля «барокко», который был понят по-своему. Стремление сделать здание красивым, нарядным, праздничным, применить в оформлении его разнообразные элементы декорации, какие только можно вытесать из кирпича, — все это характеризует суздальский стиль. Появляются зубчатые навесные карнизы, ломаные линии в «ширинках» (Никольская церковь), изогнутые рамы наличников (Крестовская, Ильинская), сложные узорчатые барабаны (Воскресенская), главы в виде фигурных ваз (Пятницкая) и в дополнение к этому — вогнутый шатер. Наиболее характерна для 30—40 годов XVIII века колокольняНикольскойцерквивкремле,построенная в 1739 году. Нижний ярус — куб оформлен полуколонками с арочным пролетом для входа в церковь. Поставленный на него четверикобработанрустами и фронтоном. Восьмерик имеет угловые обработки пилястрами, между которых вставлено по три «ширинки» разной формы (четырех-, восьмиугольные и с полукруглым верхом). Восьмерик законченкарнизом с поясомполивных изразцов, выше идут пролеты звона,оформленные соединенными полуколонками, завершенными арками, на которых зиждется вогнутый шатер. По углам его основания поставлены башенки с крестами. Шатер венчает единственная для Суздаля шлемовидная главка с простым крестом.

Наряду с так называемыми холодными — летними храмами в Суздале складывается еще тип зимних, теплых храмов. Это своеобразные, низенькие церковки, которыерасположением основных объемов копируют своих предшественников — деревянные, рубленные, «клетские» здания. Они состоят обычно из двух или трех клетей с одной апсидой, покрытых двускатной крышей с одной главкой, непременно на удлиненном барабане. Ранней из них (из сохранившихся) является Петропавловская зимняя церковь 1712 года. Но она носит черты подражания большим холодным храмам и имеет четырехскатное покрытие, так как внутри нее, в центральной части, находится сомкнутый свод.

К наиболее характерным Суздальским зимним храмам нужно отнести Богоявленскую церковь. Архитектура ее крайне проста. Низенькое удлиненное с запада на восток каменное здание. Фасады (южный и северный) разделены на три части (клети) пилястрами (лопатами). В каждой клети небольшие оконцы с полукруглым верхом. Покрытие сделано на два ската, причем на западной клети—паперти высится восьмигранник колокольни, завершенный удлиненным вогнутым суздальским шатром «дудкой». С восточной стороны имеется однаполукруглая апсида. Главка луковичной формы на удлиненном барабане. Наиболее выразительный архитектурный комплекс памятников XVIII века — торговая площадь, старый посад города. Представим себе, что мы в XVIII веке стоим в центре старой площади. Перед нами низенькие деревянные жилые строения посадских людей, уходящие кривыми улицами во все концы от площади. Улицы эти как бы окаймляют двенадцать церковныхзданий, поставленных парами, по две рядом (кроме «Крестовской»). Это красивый, полный разнообразия, архитектурный аккорд.

Обратим внимание на главки, завершающие храмы. Их мы насчитали бы 26. Среди них нет ни одной похожей одна на другую. Все они разные, начиная от удлиненных луковичных, кончая формой причудливой барочной вазы. В числе декоративных оформлений фасадов излюбленным были карнизы из кокошников. Они имели разнообразные формы: полукруглые, подковообразные, килевидные, - поставленные на профилированный пояс на консольках.

Почерк суздальских мастеров видим и в разнообразной системе кровель: четырехскатные, двускатные, восьмилопастные. В покрытиях алтарных апсид Воскресенской и Казанской с приделом церквей также замечаем разнообразие форм. Так, Воскресенская имеет прямой скат апсиды, Казанская — изогнутый фигурный, а придел — полусферический. Признать это случайным явлением нельзя. Здесь нарочитое, специально продуманное решение, ради красоты и нарядности.

Высота колокольни этой центральной группы с достаточной ясностью говорит о том, что мастера решали силуэт центральной части города сознательно. Колокольня первоначально была построена низкой, как и другие ее окружающие: Антипия, Скорбященской, Предтеченской. Это видно по первым ярусам, которые заложены. А потом колокольня была надстроена выше на ярус и завершена вопреки всем суздальским правилам не шатром, а лопостным сферическим колпаком с высоким шпилем. Колокольня явилась, таким образом, центральным завершением всего комплекса памятников, расположенных на торговом посаде. Все подчинилось ей: и площадь, и церкви, и улицы с жилецкими дворами. И не случайно на ней были установлены часы с курантами.

В дополнение к этому комплексу памятников XVIII века в начале XIX века в посаде построены торговые ряды — «Двор гостинный Государев» — в виде длинной галереи и парными колоннами в классическом стиле, возвестившие новый этап в истории зодчества Суздаля. В центре рядов над воротами с колоннами поставлен шпиль, завершенный изображением герба Суздаля — позолоченным «соколом».


«

»